Пресс-конференция генерального директора ОАО «АрселорМиттал Кривой Рог» Старкова Рината Анверовича

KRI
21.02.2011
51 Views

Пресс-конференция генерального директора ОАО «АрселорМиттал Кривой Рог» Старкова Рината Анверовича. Кривой Рог. 18.02.2011.

При подъезде к проходной металлургического гиганта, именуемого сегодня «АрселорМиттал Кривой Рог», стоит огромная плита – как дань памяти коммунистическо-социалистическому прошлому — с лозунгом в духе своего времени «Родине больше чугуна, стали, проката». Как сегодня складываются взаимоотношения Родины и предприятия, чем живет комбинат, рассказал на пресс-конференции для журналистов Кривого Рога генеральный директор Старков Ринат Анверович.

Прежде всего, г-н Старков отметил, что ушедший год для предприятия был все-таки неплохим, но, несмотря на прирост производства проката, составивший в этом году 20% и из-за провального 2009 года, нельзя сказать, что комбинат идет на полной крейсерской скорости. В этом году планируется увеличение производства на уровне 6%, однако, оговорился Ринат Анверович, в период бюджетирования, в октябре-ноябре, никто не ожидал революции в арабских странах, поэтому результат во многом будет зависеть от ситуации на рынках сбыта.

Как уже известно, на предприятии ведутся жаркие дискуссии с налоговой инспекцией – по сообщению гендиректора уплачено 1,8 млрд. гривен налогов, которые поступили напрямую в бюджет Украины, также в обороте у государства – НДС на сумму около 5 млрд. гривен. «В общей сложности наше воздействие на экономику только по налогам, грубо говоря, составляет примерно 7 млрд. гривен».
К одной из самых насущных проблем Ринат Старков отнес именно проблему не возврата НДС, Ситуация мало того, что не улучшается, но и ухудшается, поскольку ежемесячно сумма НДС к возврату увеличивается на 300 млн. грн. Если учитывать переплату по налогу на прибыль, государство задолжало ОАО «АрселорМиттал Кривой Рог»… 3,5 млрд. гривен, что эквивалентно чистой прибыли комбината за 3 года, или зарплате всех работников комбината за 1,5 года.

По мнению директора меткомбината, если бы не было за спиной большой корпорации, комбинат, либо не смог бы выполнять инвестобязательства, либо не смог бы выплачивать заработную плату работникам. «Мы видим что ситуация по нашему предприятию самая худшая во всей отрасли… Несмотря на договоренность, что при возмещении НДС, 50 % суммы автоматически перечисляется нами как авансовый платеж по налогу на прибыль, перечислений за декабрь-январь — ноль». Помимо принятых в прошлом году облигаций государства на сумму 1,7 млрд. гривен, с августа месяца предприятию было перечислено 700 млн. гривен, из которых 350 вернулось в госбюджет в виде авансового платежа, согласно договоренности.

Г-н Старков остановился на вопросе отмены НДС на металлолом. НДС за этот вид сырья, уплаченный комбинатом, государство возвращать отказывается, мотивируя это тем, что этот конкретно уплаченный налог каким-то образом не попал в госбюджет, а попросту потерялся в цепочке поставщиков-покупателей. В конце концов, его отменили вообще, и ровно на следующий день по отмене стоимость металлолома в закупке поднялась на 20%, что, по словам Рината Анверовича напрямую свидетельствует о том, что действительно НДС «испарялся», и вынуждает предприятие уйти на импортные поставки металлолома, что позволит не поддавать сомнению необходимость возврата налога.

По убеждению г-на Старкова, так продолжаться больше не может.

Второй проблемой, вслед за НДС, было упомянуто «совершенно астрономическое количество проверок». Ежедневно, учитывая выходные, на предприятии проходит 2-3 проверки. «Я думаю, что так иностранные инвестиции в страну привлекать тяжеловато будет. Можно много рассказывать на международных рынках и конференциях, как все хорошо и улучшается, и доля правды в этом есть, что-то действительно улучшается. Но голос одного международного крупного предприятия, крупнейшего инвестора, у которого спросят – как там дела, может сильно перевесить чашу весов». Руководство комбината связывает такое пристальное внимание к предприятию контролирующих органов как следствие усиления своей активности в вопросах возврата НДС.

Не обошел вниманием директор и ситуацию с арестом 60 тысяч тонн угля в порту «Южный», которая освещалась нашим изданием. Компании осталась непонятной сама причина ареста. А также то, что соответствующие государственные органы и службы от забора и хранения проб партии угля отказались, предпочтя в течение нескольких месяцев хранить всю партию под открытым небом. Теперь предприятие может только догадываться, какая судьба ждет следующую партию. И, на всякий случай, заранее открещивается от оплаты издержек портового оператора по хранению углей – не по своей же воле.

Также, Ринат Анверович поделился информацией о том, что если государство посчитает возможным, АрселорМиттал примет участие в торгах по КГОКОРу, но не будет претендовать на 100% пакет акций, и считает возможным пойти на участие в проекте запуска комбината окисленных руд вместе с местным партнером. Но своей заинтересованности АрселорМиттал не скрывает, учитывая накопившиеся запасы окисленных руд, обогащать которые самостоятельно он не имеет права, поскольку этот вид руд находится в государственной собственности. Тем не менее, АМКР намерен претендовать на компенсацию стоимости добычи, или как минимум хранения заскладированных запасов вышеупомянутой принадлежащей государству руды, на что с чисто капиталистической точки зрения имеет непосредственное право: «Если в бизнес-планах кто-то закладывает, что он просто бесплатно заберет эту руду, то мы, наверное, будем сильно возражать». Это должен иметь в виду потенциальный инвестор КГОКОРа.

Как в английском парламенте.

В ходе пресс-конференции, отвечая на вопросы присутствующих журналистов, Ринат Старков поделился впечатлениями от встречи с трудовым коллективом, имевшей место несколько дней назад во Дворце молодежи и студентов. По мнению топ-менеджмента предприятия, такие встречи должны проводиться 2 раза в год для того, чтобы обеспечить прямой диалог между директорами и рядовыми рабочими, минуя бюрократические прослойки из руководителей низших звеньев: «Структура предприятия очень сложная, унаследованная с советских времен, и зачастую между руководством и людьми в цеху существует порядка 7-8 управленческих слоев, которые не совсем понятно как доносят информацию о политике компании. Каждый человек может по-своему передать информацию, чуть-чуть добавить, интерпретировать, и получается как в старой детской игре в испорченный телефон, то, что добирается до рабочего, может быть совершенно другим, чем планировалось руководством. Поэтому решили обойти все эти уровни коммуникаций и напрямую пообщаться с трудовым коллективом».

В начале встречи с рабочими директор определил одно правило – «Здесь не может быть неправильных вопросов, могут быть неправильные ответы». Любые вопросы можно было задавать. Вопросы были не всегда лицеприятные. Ринат Анверович, отметил, что была заметна боязнь подойти к микрофону – большинство вопросов было передано в виде записок – отпечатанных на принтере и написанных от руки. Он считает, что очень важно услышать информацию из первых рук: послушать, чем живет трудовой коллектив, объяснить стратегию, что происходит на рынках, почему принимаются или не принимаются те или иные решения. «Это интересно, и когда в конце встречи я спросил, интересно ли это и стоит ли проводить такие встречи в дальнейшем, реакция была однозначная – Да». На собрании было принято решение, что если аудитории нравится, то о чем говорится, они хлопают в ладоши, не нравится – топают ногами: «Прямой feedback на каждый ответ, на каждый вопрос. Совсем как в английском парламенте.
Следующее мероприятие хотим провести летом, чтобы собрать больше народу. В этот раз планировали, что придет 1000 человек, пришло же 1600. То есть людям это интересно – увидеть менеджмент, задать вопросы, тем более, что был открытый диалог. Не было контроля, кто пришел, не было заказных вопросов».

На вопрос – А часто ли топали ногами? Ринат Старков, не смущаясь, ответил: «Было дело». И добавил, что наиболее острый вопрос – вопрос заработной платы:На нашем предприятии средняя заработная плата ниже на 500 грн, чем на комбинате «Азовсталь». Хотя сравнение с этим комбинатом не слишком справедливое, поскольку из его структуры выведены все непрофильные бизнесы – социальная сфера, агрофирмы, столовые, уборка. У нас же все это осталось, и понятно, что это самые низкооплачиваемые профессии, и они тянут вниз показатель средней заработной платы.

Если чисто теоретически отсечь наши агрофирму, половину социалки, столовые, то показатель производительности труда вырастет, соответственно вырастет и показатель средней заработной платы. Мы полагаем, что зарплата у нас в худшем случае вторая в отрасли. Никак не ниже.

К сожалению, инвестобязательства накладывают ограничения на то, что мы можем делать. И это, конечно, сдерживает развитие компании. Ну, скажем, кому нужна агрофирма? От нее можно было бы избавиться, и я уверен, что есть люди, я даже видел газету, в которой в перечне украинских олигархов – человек 5 именно олигархи агрокомплекса. То есть для кого-то это большой профильный бизнес, и он мог бы заняться нашей агрофирмой. Та же самая ситуация с метизным заводом – ну совершенно не наше дело продавать метизы, когда мы по 500 тыс. тонн продукции в месяц реализуем. Все это давит, и, естественно, не может развиваться, и мы ждем того момента, когда мы сможем от этого постепенно избавляться.

Компания не достаточно зарабатывает чистой прибыли, которая в прошлом году составила 1,2 млрд. гривен, а вот инвестобязательства составляют практически вдвое большую сумму. Естественно, на сельхозтехнику, новый станок на метизном заводе никто денег выделять не собирается, естественно, эти предприятия начинают умирать. Ну зачем им давать умирать, если есть люди, которые могут профильно ими заниматься?

Мы пытаемся сейчас заключить новое соглашение с фондом госимущества, в котором хотели бы зафиксировать, что с согласия фонда госимущества, трудового коллектива, мы можем эти непрофильные активы передавать, продавать, реструктуризировать.

Бюрократии – бой.

В дальнейшем, вновь касаясь повышения заработной платы, как задачи, формулируемой со стороны государства, Ринат Анверович сказал, что все будет зависеть от состояния рынков, отрасли, упомянув в который раз обвал рынков сбыта в странах арабского мира. Подтвердить свои обязательства по повышению оплаты труда работников он согласился только в части и размере, оговоренных инвестиционными обязательствами – «от этого деваться некуда, а вот больше – заработаем, может, увеличим».
Тем не менее, предприятие рассматривает возможность снижения затрат на персонал, уточняя при этом что пути для этого не только уменьшение зарплат и сокращение численности рабочих.

«Нужно менять бизнес-процессы, делать их более оптимальными, быстрыми». Всему этому препятствует далеко не численность технологического персонала, т.е рабочих, а наличие бюрократии — большого количества начальников, чьи подписи в огромном количестве требуются даже для простой процедуры получения запчасти со склада.

Инвестобязательства

Что касается выполнения инвестиционных обязательств в социальном плане, на этот год запланировано сдать 285 квартир. Будут сохранены туристические базы, пионерские лагеря, дома отдыха, однако в связи с низкой загрузкой пригородных туристических баз, их количество может быть пересмотрено с целью улучшения финансирования оставшихся.
Вероятнее всего, к середине лета предприятие определится со строительством «инвестобязательной» аглофабрики, ожидаемая сумма инвестиций составит от 500 млн. до 1 млрд. долларов США. В данный момент компания рассматривает варианты ведения технологического процесса, которые во многом и повлияют на объемы инвестиций.

СТO, Supply chain, SHEM и другие.

Ринат Старков по просьбе журналистов прокомментировал изменения в организационной структуре управления. Он отметил, что ранее был перекос в сторону администрации по производству. Глава администрации по производству, грубо говоря, отвечал за 30 тыс. человек, остальные главы – за 6 тысяч. Производственник отвечал за написание стандартов производства, сам производил, сам себя контролировал, и еще отвечал за экологию, сам планировал свое производство и сам грузил.

«Наверное, это неправильно, что производственник сам себе пишет стандарты, сам себя контролирует. Ведь он напишет себе такой стандарт, который ему легко выполнить. То есть стандарты должны писать другие люди, а он их должен только выполнять. Для этого технологи, составляющие стандарты были переведены в состав CTO (chief technical office), главе технической администрации, туда же был переведен отдел контроля качества. Я не считаю, что производственник даже должен планировать производство, потому как ему, например, удобно 365 дней в году выпускать один диаметр. Если же спросить cбытовика, ему интересно каждый день небольшими партиями в каждом вагоне по 5 отгрузок. Правда — где-то посередине. Поэтому было принято решение делать профессиональный прозападный Supply chain Management, отдел, который возьмет на себя вопросы входящей логистики, исходящей логистики, внутризаводской логистики и планирование производства, в смысле планирования прокатных станов. То есть их задача рассчитать процессы так, чтобы это было оптимально для бизнеса, а не для производственника или сбытовика».

Была создана администрация — Safety health environment management (SHEM), с целью вывести из сферы ответственности производственной администрации вопросы экологии, охраны труда, системы 5S, касающейся чистоты производства. В эту же администрацию ближайшее время перейдет профессиональное здоровье.

«Черная икра поверх масла».
Из сферы ответственности главы производственной администрации был также выведен горно-обогатительный комбинат. Он получил прямое подчинение генеральному директору.

Ринат Анверович пошутил, что если бы можно было выключить на комбинате сталеплавильный передел – вот тогда бы начались прибыли. Цена на концентрат, например, в Китае – практически 200 долларов, а себестоимость концентрата на Украине – максимум 35 долларов, даже с учетом транспортных расходов – на тонне концентрата можно заработать 100 долларов, а если этих тонн 10 миллионов? «На прокате, изготовленном на Украине из того же концентрата таких марж нет».

Тем не менее, менеджмент даже и не думает выключать сталеплавильный передел. В ближайшее полтора года на «АрселорМиттал Кривой Рог» ожидают, что с введением дополнительных мощностей по производству концентрата железной руды и увеличением его экспорта, будет восстанавливаться прибыльность прокатного производства. Конечно, основная задача ГОКа обеспечить собственные потребности комбината в концентрате, однако, собственники надеются, что увеличение производства даст возможность отправлять концентрат на экспорт и при существующих мощностях. Первая пробная поставка 70 тонн в Китай уже была предпринята, однако, если в дальнейшем и будут еще поставки в КНР, они будут разовыми, связанными с накоплением запасов концентрата из-за снижения темпов работы аглофабрик.

Новая программа по системе добровольного ухода стартует а апреле. Но уже не для всех.

Несмотря на усиление некоторых мер по охране труда, актуальным остается вопрос недоукомлектации технологических бригад. Ринат Анверович признал, что при работе системы добровольного ухода были допущены перекосы, когда заявления «подписывали всем, не глядя, кто хотел уйти». Первые, кого хватились – крановщики. Было вновь принято на работу 64 человека этой специальности. Вот тут выяснилось, что человек, уволившийся и получивший компенсацию по СДУ, может быть принят назад на работу только после того, как выплатит обратно комбинату полученную при добровольном увольнении сумму. Не с крановщиками, но, тем не менее, такие прецеденты были.

В данный момент имеется список из 300 единиц критического технологического персонала, которых нужно принять на работу: «В течение последних лет вымывался именно технологический персонал, а вся бюрократия, все замы остались на местах».
Поэтому, вероятнее всего, очередной этап СДУ будет действовать только для ИТР.

В данный момент запускается проект по установлению экономически и научно обоснованной численности персонала на каждом технологическом участке, которым занимаются Харьковский и Краматорский НИИ, имеющие лицензии на проведение такого вида исследований. Но процесс достаточно длительный ввиду ограниченных ресурсов этих учреждений и может занять 2 года. Однако провести это исследование необходимо, дабы иметь аргументы и при разговоре с коллективом предприятия, и при разговоре с собственником. Генеральный директор предполагает, что возврата к численности работников, которая была при СССР, не может быть, ведь тогда стояли другие задачи, сегодня же задача – выпуск конкурентоспособной продукции и по качеству и по себестоимости.

Новая дорога в районе «техбазы» будет построена.

Вследствие землетрясения, произошедшего не так давно в нашем городе, в районе разработок шахты «Артем», принадлежащей «АрселорМиттал Кривой Рог», и шахты «Родина» «КЖРК», произошел провал грунта с образованием воронки. После совещаний у городского головы был сделан однозначный вывод о необходимости строительства новой дороги. Существующая дорога не является безопасной в связи с выработкой, расположенной непосредственно вблизи допустимого защитного угла разработки шахты «Артем», и выработкой «Родины», которая прошла даже и безопасную зону. В данный момент обсуждаются варианты строительства дороги, но сделать это необходимо в кратчайшие сроки. Затраты на строительство дороги понесут собственники шахт в равных частях.

В 2011 году город получит 15 млн. гривен от «АрселорМиттал Кривой Рог»

Соглашение с мэрией уже подписано, однако конкретные мероприятия не обсуждались, и решение о целевом назначении оговоренных в документе15 млн. гривен будет приниматься исходя из инициатив руководства города. В ближайшее время соглашение будет официально презентовано общественности.

Профсоюз защищает интересы. Чьи?
Отвечая на вопрос о проблемных вопросах во взаимоотношений с профсоюзом предприятия, Ринат Анверович остановился на двух из них. Первый вопрос касается того, что профсоюз претендует на то, чтобы с ним согласовывались все кадровые изменения на предприятии, включая изменения в руководстве, то есть не только действия, касающиеся трудового коллектива, против чего топ-менеджер никак не возражает. Но: «Когда профсоюз настаивает, чтобы я согласовывал смену своих замов, то, наверное, нет.»
Так же г-н Старков высказал сомнение в том, что профсоюз действует в интересах трудового коллектива или защищает его интересы, присоединившись к иску Валентины Семенюк-Самсоненко о том, что дополнительное соглашение с ФГИ было заключено неправильно.

Введение экспортной пошлины – не лучшая идея.

Г-н Старков не оценил предложение, высказанное Леонидом Кучмой ранее, о создании стабилизационного фонда путем введения экспортной пошлины для металлургической отрасли. Он отметил, что на сегодняшний день государству впору поддержать отрасль, а введение дополнительных сборов этому никак не способствует. Более того, предприятие близко к ситуации, названной заморским словосочетанием Margin squeeze, и попросту отражающей снижение прибыльности (маржи) из-за увеличения себестоимости и невозможности поднять отпускною цену. А результаты работы предприятий отрасли в Украине, свидетельствующие о том, что ни у кого нет прибылей (кроме АМКР), более, чем наглядно демонстрируют положение металлургов.

Есть драйв.

Подводя итог, Ринат Старков сказал, что происходит реорганизация структурных подразделений предприятия – службы персонала, службы закупок, заключен договор с Днепропетровским институтом инженеров железнодорожного транспорта для проверки 900 км железнодорожных путей, находящихся на территории предприятия. «Скучать не приходится. Есть драйв» — резюмировал он.

А вот журналистам, полюбопытствовавшим о том, каково впечатление об Украине и Кривом Роге в частности, Ринат Анверович ответил, что за полгода не смог ближе познакомиться с городом, поскольку рабочий день его заканчивается поздно, а выходные он проводит в Вене со своей семьёй.

Author KRI