Владимир Зеленский: «Я пристраиваю на работу жен друзей»

4 декабря 2012 Версия для печати
Владимир Зеленский: «Я пристраиваю на работу жен друзей»
"Квартальщик" рассказал о том, почему не ходит на родительские собрания, а женщин считает инопланетянами, и о том, как будет реагировать на кавалеров своей дочери

С Владимиром Зеленским мы пообщались за кулисами проекта «Красное или черное» («Интер»), которое считается самым дорогим в истории украинского ТВ (создатели программы цифры не называют, но аналог подобного шоу в Англии потянул на $24 млн). Но разговор у нас был не только о работе...

— Владимир, вы — телеведущий, актер, шоумен и при этом руководитель. А если вам с человеком трудно работать, вы...
— Ухожу!
— Вот прям так сразу!
— Ну, какое-то время честно пытаюсь найти причину. Ведь чаще всего проблема — внутри. И надо спокойно себе признаться — это ты неправ, это ты непрофессионален, это у тебя такой характер. Подумай, поработай с этим человеком, попробуй. Шанс надо давать не только другим, но и себе. Шанс исправить положение. Правда, если уж я сказал: «Все!» — возврата не будет. Мы в «Квартале» еще ни разу никого не уволили и спокойно отпускаем, если кто-то хочет уйти. Но обратно не принимаем. Если человек передумал или ушел, мы никогда не даем второй попытки. Почему? Потому что, когда мы начинаем сотрудничество, это всегда взаимный интерес. Эта не ситуация: «Вот тебе шанс — попробуй! А я посмотрю, получится или нет». Нет! Если тебя приняли — ты уже устраиваешь. Не знаю, по какой причине: эмоции, профессионализм, да просто глаза хорошие... Поверил я тебе — и все!
— А часто обращаются с просьбой пристроить жену, сестру, подругу?
— Часто. Понимаете, ключевые сотрудники нашей компании — творческие люди. И когда кто-то из них просит, например, трудоустроить жену, я иду навстречу. Пусть я эту жену в глаза не видел, но я очень бережно отношусь к своим сотрудникам, к их душевному спокойствию. И когда слышу, мол, «дома супруга пилит, не может найти работу». Я начинаю искать выход вместе с товарищем: а что умеет? Давай думать, где пригодятся ее таланты. Ничего не умеет? Отправь туда-то — пусть учится.
— Вы с женой работаете вместе. И график очень насыщенный. Остается время на выяснение отношений?
— Такое случается, в основном, на бытовом уровне. У меня в этом отношении есть большие минусы, даже огромные. Такие, с которыми женщина не хочет мириться. Я пытаюсь себя переделать, но пока не очень получается. Я очень плохой в быту человек. Никчемный абсолютно.
— То есть пресловутый гвоздь не забьете?
— Ну, что вы... Гвоздь – это уже большая проблема. Есть гораздо меньшие проблемы, которые я не могу сделать. Например, я не знаю, где мои вещи. Я везде оставляю носки, штаны. Я их с утра ищу по всем комнатам. Насколько я собран на работе, настолько рассеян дома. Вот мне сейчас привезли куртку с Оболони. Я умудрился заехать в авторский офис, забыть там куртку, уехать, почти сутки не знать, где она, и проходить в рубашке, и только сегодня понять, что как-то холодно очень и озаботиться поиском верхней одежды. Или я не выгулял собаку, и она справила свои нужды в доме. С этим можно смириться? Если бы при этом я хотя бы спокойным был. А то ведь с пеной у рта доказываю, что я выводил пса гулять. И в какой-то момент понимаю, что да, выводил, но вчера. Просто день перепутал.
— А семейные даты помните, несмотря на подобную рассеянность?
— Ключевые вещи я не забываю никогда! Ни людей, ни зарплаты людей, ни тот факт, что человеку нужна квартира, потому что он иногородний. Такого я не забываю. И важные семейные даты тоже помню: день рождения жены, ребенка, родителей, день, когда мы начали встречаться, свадебную дату. В эти дни стараюсь устраивать сюрпризы. Если я в Киеве, конечно.
— Сюрпризы удаются?
— Как правило, да. Этим сюрпризам Лена всегда рада. У меня, например, очень хороший вкус на женскую одежду, просто шикарный. И отвратительный — на мужскую. Все, в чем я хожу, выбирает жена. Если я одет неудачно, значит, куда-то зашел без Лены, и продавцам удалось меня убедить. Лене же могу выбрать и верхнюю одежду, и обувь, и украшения — всегда угадываю и с цветом, и с фасоном. Также и с вещами для дочки.
— Ваша дочка Саша в этом году уже во второй класс пошла. В школу на родительские собрания ходите?
— Ни разу.
— А учительницу?
— Знаю.
— Говорят, Саша — папина дочка?
— Я не верю, что есть папины дети. Природа всегда берет свое. Считаю, что женщины — это вообще отдельная история. Это инопланетяне! Как вы можете рожать, терпеть невыносимую боль! Я вообще уверен, что все дети — однозначно мамины. Другое дело, что жизненные реалии вносят коррективы. Почему про мою Сашу говорят: «О, папина дочка!»? Внешнее сходство — раз. И два — я меньше провожу с ней время. Конечно, когда появляюсь, она вся со мной: не видит ни Лену, ни бабушку. Но я уверен, если бы я каждый день был дома, она очень быстро стала бы «маминой дочкой».
— А кавалеры у Саши уже имеются?
— Ну, что-то там есть. Такими секретами она со мной не делится, пока, думаю, стесняется в принципе этого вопроса. Но я свою реакции на будущее уже знаю. Всем можно бояться!

Алена Недельная Источник